В Бишкеке эксперты обсудили Закон об НПО, а также закрытие Фонда «Сорос — Кыргызстан»

Оцените материал
(0 голосов)

20/04/2024



Президент Кыргызстана Садыр Жапаров подписал Закон «О внесении изменений в Закон Кыргызской Республики о некоммерческих организациях», который вступил в силу 15 апреля 2024 года. Вопросы, связанные с деятельностью неправительственных организаций и иностранных представителей в условиях реализации нового законодательства обсудили участники экспертной дискуссии: «Закон о НПО КР: новые принципы общественной деятельности и защита суверенитета». Дискуссия была организована Центром экспертных инициатив «Ой Ордо» в партнерстве с ОО «Нарын Патриот».

— Примерно год назад Центр «Ой Ордо» проводил круглый стол по обсуждению законопроекта об НПО, после того как он был принят ЖК КР в первом чтении. Один из главных выводов того мероприятия заключался в том, что такой закон необходим Кыргызстану, чтобы не было подмены политическим партиям со стороны неправительственных организаций. Несмотря на то, что данный документ уже подписан президентом, горячие дискуссии вокруг него продолжаются, поэтому сегодня наше обсуждение посвящено вопросам его реализации и актуальности, — пояснил директор Центра экспертных инициатив «Ой Ордо», политолог Игорь Шестаков.

Он обратил особое внимание, что оппоненты закона продолжают утверждать, что в Кыргызстане закон принят, якобы, под влиянием Москвы. Однако в России абсолютно другая ситуация, которая обусловлена тем, что в РФ, например, вообще не работает ЮСАИД или Фонд Сороса.

— Наш закон — это в большей степени новая модель выстраивания взаимоотношений между государством и НПО, которая исходит из вопросов обеспечения национальной безопасности. Повестка деятельности неправительственных организаций должна определяться, прежде всего, национальными интересами страны, которые лежат в социально-экономической плоскости. Тогда как зарубежные грантодатели, как, например, объявивший накануне о своем закрытии «Фонд Сорос — Кыргызстан», акцентировали свое внимание на работе с НПО в политической сфере, — отметил эксперт.

Комментируя заявление о закрытии филиала Фонда Сороса в КР, якобы по причине принятия закона об НПО, политолог выразил уверенность, что «это не более чем пиар-ход, рассчитанный на международный резонанс».

— В реальности никакого закрытия Фонда Сороса в нашей республике не будет — просто на его месте появятся новые организации, которые будут действовать в том же направлении. Как в той поговорке, «это будет тот же Сорос, только вид сбоку». В Казахстане «соросовцы» тоже утверждали, что уходят, а в итоге произошла всего лишь смена вывески. Для руководителей соросовских структур речь идет о стратегическом присутствии в нашем регионе, где в число задач входит идеологическое противостояние с влиянием России и Китая, — подчеркнул И. Шестаков.

В этой связи напомнил, что на днях ряд медийных ресурсов КР опубликовали послание бывшего сотрудника Фонда Сороса из Казахстана, который в своем письме обнародовал план Сороса по подгону социально-экономических программ стран ЦА под виденье «соросовских» экономистов, которые мало отвечают национальным интересам стран региона.

Речь идет о программе «Эффективное управление для экономического развития» (EGED), которая рассчитана на 5 лет (1 декабря 2020г — 31 октября 2025г.), ее бюджет составляет 8 млн 750 тыс. фунтов. Ключевыми партнерами проекта являются Фонд Сороса Кыргызстан, Фонд «Открытое общество» Таджикистан (OSIT), в Узбекистане — Университет Центральной Азии (UCA) и Hеrtie School. Инструментами реализации проекта являются неправительственные организации, «лидеры» общественного мнения и средства массовой информации — как традиционные, так и «гражданские», разделяющие взгляды и принципы своих зарубежных спонсоров.

Цель программы — укрепление гражданского общества для привлечения правительств к ответственности. В общем-то посыл, вроде, хороший, однако, в некоторых пунктах проекта говорится о формировании оппозиции и даже протестных масс, что подразумевает не столько диалог, сколько прямое давление на власти. По сути, проект направлен на финансирование ключевых участников протестного ядра, которые должны способствовать развитию механизмов общественного контроля за деятельностью власти через создание «независимых» аналитических центров, в задачи которых входит влияние на формирование государственной политики, в том числе за счет организации массовых акций протеста.

Инициаторы проекта рассчитывают, что комплекс мер, прописанных в проекте, обеспечит формирование оппозиционных к власти организаций гражданского общества, способных к разработке и реализации государственных решений.

По словам директора ОФ «Институт развития общественных отношений стран ЦА» Калдан Эрназаровой, на ее почту также пришли данные документы.

— Я подозреваю, кто их прислал. Я думаю, что знакома с этим человеком. Мы с ним когда-то пересекались, т.к. я сама работала по западным проектам. Я не буду называть его имя, т.к. не хочу его подставлять, он занимал высокую должность. Я не знаю, почему он решил сделать такую рассылку, но знаю, что документы, которые он обнародовал подлинные, т.к. я об этом проекте слышала и раньше. Заявку на проект подал Фонд Сороса, но партнерами в Таджикистане и Узбекистане являются другие организации, т.к. в этих странах нет представительства данного фонда. Этот проект нацелен на разрушение государственной независимости стран ЦА, потому что западные госструктуры не занимаются благотворительностью, а вкладывая деньги в другие страны, они решают свои собственные задачи, — рассказала спикер.

Руководитель ОФ «Институт развития общественных отношений стран ЦА» выразила недоумение по поводу заявления «Фонда Сорос — Кыргызстан», в котором говорится, что организация уходит из республики в связи с принятием Закона об НПО.

— Они говорят о том, что закон делает невозможной их работу. На самом деле это не правда, документ позволяет им работать, главное, чтобы была обеспечена прозрачность в осуществлении их деятельности. А вот с этим, видимо, есть проблемы. Я раньше сама работала в одной организации. Мы почему в начале поддерживали НПО деятельность? Потому что продвигались права женщин, равноправие и т.д. Но когда получаешь грант, в течение года нужно отчеты предоставлять, и мы задним умом уже тогда понимали, что в процессе работы мы предоставляем информацию зарубежным донорам. По сути, НПО оказывают информационные услуги, действуя как разведывательная сеть, — пояснила эксперт.

Она также выразила благодарность автору законопроекта — депутату Жогорку Кенеша Надире Норматовой за то, что что она довела до конца принятие законопроекта, несмотря на давление.

— После второго чтения, на нее были информационные вбросы, что она уходит из ЖК КР, чтобы стать каким-то консулом. Я тогда позвонила ее помощнику, и мне сказали, что она на больничном, и сдавать депутатский мандат не собирается. Получается, шла целенаправленная дезинформация. На нее пытались давить. Давление шло не только на нее, насколько я знаю, к каждому депутату подходили представители НПО сектора — крупные грантополучатели из 30 организаций, которые были ярыми противниками законопроекта и постоянными подписантами обращений в международные организации. Собственно говоря, почему они так забеспокоились? Я думаю, что они пеклись не за демократию, а за свои карманы. Мы знаем, что некоторые из них имеют недвижимость за рубежом, — добавила К. Эрназарова.



Эту мысль поддержала в своем выступлении и экс-депутат ЖК КР, учредитель ОФ «Евразийское поколение» Евгения Строкова.

— Садыр Жапаров сказал, что никаких преследований НПО не будет, сколько бы они миллионов не получали, и откуда бы они их не получали. Но самое главное знать, от кого и на что идет это финансирование. На мой взгляд, государство должно иметь четкое представление, что делается на чужие деньги у нас в стране. Я думаю, именно этого и опасаются прозападные неправительственные организации — показать, на что они расходуют зарубежные гранты, — отметила спикер.

Вместе с тем, она озадачена вопросом, почему наибольшее количество грантов иностранные доноры выделяют на демократические преобразования в Кыргызстане.

— Будучи депутатом Жогорку Кенеша, я имела беседу с Чарльзом Гарретом, тогда он возглавлял дипломатическое представительство Великобритании в нашей стране. Я ему сказала, что у нас демократии больше, чем у вас, и спросила, «почему вы так активно спонсируете нашу демократию, не пора ли нам заняться уже экономикой»? На что он мне ответил, мол, чаще всего демократия и экономика — понятия несовместимые. Т.е. получается, у себя они развивают экономику, а над нами проводят опыты в плане демократии, — поделилась экс-депутат.

Она напомнила, что после распада СССР население стран постсоветского пространства было очаровано «цветными спикерами и разноцветными фломастерами», которые привез с собой тот же Фонд Сороса.

— Мы с восторгом восприняли, когда в Кыргызстан пришел Фонд Сороса и стал учить нас критическому мышлению. Ничего плохого в критическом мышлении нет, у нас в стране его не хватает. Но соросовцы под критическое мышление завуалировали зомбирование, но мы были под впечатлением и не сразу заметили, как он потихонечку вкрался к нам в систему образования, в итоге разрушив ее практически до основания, — отметила Е. Строкова.

То же самое, по ее словам, касается и системы здравоохранения.

— Я помню, как в 2015-16 годах, когда 6 созыв ЖК КР только приступил к своей деятельности, нас обрабатывали и вынуждали избавиться от всех инфекционных больниц в стране, аргументируя это тем, что на Западе нигде нет таких учреждений, это, мол, злое советское наследие, и что инфекционные больницы совершенно не нужны. Зачем это делалось, показал 2020 год. Хорошо, что мы отстояли и не закрыли эти стационары, которые нам очень пригодились во время пандемии Ковида-19, — рассказала спикер.

Она также обратила внимание на независимые СМИ, к числу которых в Кыргызстан, как правило, относят масс-медиа, финансируемые западными донорами.

— Как их можно называть свободными и независимыми? Получая финансирование извне, они априори не могут быть таковыми. Кто оплачивает их работу, тот и диктует им определенную повестку. Чтобы понять это, достаточно посмотреть на то, как развивались и освещались отношения между кыргызами и таджиками до событий в Крокусе, и после. Вспомните, какие стычки были в той же России между мигрантами из Кыргызстана и Таджикистана, и как они освещались в, так называемых, независимых средствах массовой информации. И как те же СМИ после Крокуса вдруг вспомнили, что кыргызы и таджики — мусульмане, практически братские народы. И теперь уже кыргызы, вот я смотрю по нашему сегменту, они прям горой за тех таджиков, которых поймали там в Крокусе. Нагнетается тезис о том, что против мусульман, против азиатов идет не то что дискриминация, а настоящая война. При этом умеючи, ведется манипуляция сознанием как наших, так и россиян, — добавила Е. Строкова.

Мысль о том, что принятие закона об НПО показывает, что Кыргызстане проводятся контрразведывательные мероприятия озвучил глава ОО «Нарын Патриот» Динмухамед Алмамбетов.

— Как специалист по вопросам безопасности, могу сказать, что против нашего государства используются различные виды разведывательных мероприятий, в том числе, за счет НПО. Мы в свою очередь при обеспечении своей национальной безопасности проводим контрразведывательные мероприятия на всех уровнях государственной системы и социума, включая неправительственный сектор. Дело в том, что неправительственные организации, и те, которые являются представителями иностранных структур, и те, что созданы здесь, но при участии таких структур, по сути, препятствуют осуществлению наших национальных интересов. Они занимаются, во-первых, сбором и передачей информации иностранным государствам, во-вторых, идеологической обработкой населения, т.е. насаждением чужих ценностей, — пояснил спикер.

Он подчеркнул, что геополитическое противостояние между мировыми центрами силами сегодня высокий градус накала, о чем свидетельствуют прямые столкновения Израиля и Ирана. При этом существует большой риск, что события происходящие сегодня вокруг Ближнего Востока, могут затронуть и Центральную Азию.

— Следующей фазой ирано-израильского конфликта, по мнению многих международных экспертов, станет его перетекание в центральноазиатский регион. Об этом говорит и тот факт, что сейчас активно ведется обработка стран нашего региона, в том числе, руками неправительственных организаций. Многие из них осуществляют деятельность, которая значительно отличается от той, что публично заявлена в их программных документах. Т.е. деньги иностранных доноров используются на достижение целей, которые ставятся перед НПО их спонсорами, и которые, зачатую, противоречат нашим национальным интересам, — подчеркнул эксперт.

По его словам, именно по этой причине было необходимо принятие «Закона КР об НПО». Государство должно знать, на что выделяются деньги извне, и на что они реально тратятся, чтобы не допускать ситуаций, когда зарубежные страны посредством неправительственных организаций разрушают наш суверенитет изнутри.

— Поэтому радует, что наша государственная система, включая президента Кыргызской Республики и все органы, обеспечивающие национальную безопасность, на должном уровне ведут работу по противодействию таким деструктивным элементам. Отмечу, что сегодня противостояние неправительственных организаций и государственной системы имеет место не только в Кыргызстане, но и в Таджикистане, и в Узбекистане, и в Казахстане, — отметил Д. Алмамбетов.

Комментируя опубликованную в масс-медиа информацию о том, что Фонд Сороса уходит из Кыргызстана, он отметил, что это не может не радовать, учитывая, что отдельные программы Фонда были нацелены на подрыв суверенитета республики. По словам эксперта, представительство этой международной организации, по сути, является иностранным агентом, т.к. его деятельность осуществляется на средства зарубежных доноров, а они, естественно, работают в интересах своих стран.

В свою очередь замдиректора Центра экспертных инициатив «Ой Ордо» политический обозреватель Наталья Крек выразила сомнения в том, что Фонд Сороса свернет свою деятельность в Кыргызстане.

— Я абсолютно не уверена в том, что Фонд Сороса закроется. Он просто поменяет вывеску, и продолжит реализовывать свои проекты. Более того, это лукавство говорить о том, что такое решение руководством организации принято в связи с подписанием закона об НПО. Решение о том, что Фонд Сороса будет преобразован, что они закрывают определенные программы, озвучивались еще в конце прошлого года, когда Шамиль Ибрагибов покинул пост директора представительства Фонда в КР, — отметила спикер.

Говоря о полученных от бывшего сотрудника организации программных документах Фонда Сороса, она обратила внимание, что проект, о котором идет речь, уже реализуется.

— Главная цель данного проекта — создать какие-то аналитические центры, создать какие-то группы влияния на экономическую политику в странах Центральной Азии. Мы прекрасно видим, что эти группы работают, что они есть и в правительстве, что они есть и в гражданском секторе. И они реально уже влияют на принятие экономических решений. В документе есть такой тезис: «Экономическая политика стран в значительной степени диктуется иностранными субъектами. С одной стороны действующими из благих побуждений — Всемирный банк, Международный валютный фонд, Азиатский банк развития, ООН и другие международные финансовые структуры. С другой стороны Россией и Китаем, открыто преследующими свои интересы». Мне кажется, это ключевая фраза, которая отражает всю суть и главную цель данной программы — свести к минимуму торгово-экономическое сотрудничество стран нашего региона с нашими ключевыми партнерами. Эта программа рассчитана до 25-го года, и естественно она не свернется. И Фонд Сороса продолжит ее реализацию, возможно, уже под другой вывеской, — добавила Н. Крек.

В свою очередь эксперт по международным отношениям Байкадам Курамаев выразил опасения, что свертывание своей деятельности Фондом Сороса в Кыргызстане может иметь негативные последствия.

— Принятие закона об НПО не предполагало закрытие и уход из Кыргызстана западных неправительственных и некоммерческих организаций. Тем более такой мощной структуры как Фонд Сороса. Фонд занимался не только так называемыми проектами политического характера. В значительной степени внимание уделялось социально-экономическим программам, которые поддерживали уязвимые слои населения, способствовали предотвращению насилия в отношении женщин и детей, а также помогали в решении других важных вопросов в тех направлениях, где государство пока не может в полной мере само обеспечить необходимое финансирование и квалифицированную помощь, — отметил спикер.

По его мнению, чтобы уход Фонда Сороса не спровоцировал бегство из страны других международных неправительственных и некоммерческих организаций, работающих в социальной и экономической сферах, Министерству юстиции КР необходимо провести полномасштабную информационную компанию по разъяснению реализации данного закона.

— Тем более после слов президента о том, что никого закрывать или преследовать по новому закону не будут, если они работают в рамках законодательства. Потому что бегство этих организаций может негативно сказаться на финансовой и кредитно-грантовой помощи, а также на инвестициях от развитых стран мира и финансовых институтов, — добавил Б. Курамаев.



Говоря о новых принципах общественной деятельности, которые будут сформированы в Кыргызстане после принятия нового Закона об НПО, генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток — Запад» Дмитрий Орлов подчеркнул, что в этом вопросе не надо изобретать велосипед.

— Нужно просто заставить неправительственные организации заниматься тем, для чего они изначально были придуманы. Т.е. помогать государству в решении тех проблем, до которых у государства не доходят руки. Это первое. И второе, нужно определиться с вопросом финансирования. В США, в Британии, в Европе две трети проектов подобных структур финансируются государством, и только одна треть — частным сектором. Нам нужно применять такие же подходы, потому что это вопрос защиты суверенитета. Я лично ничего против НПО не имею, но они должны быть суверенными — своими. Государство должно этим четко заниматься, чтобы вернуть себе то, что оно потеряло в 90-е годы — страну, — пояснил спикер.

Он также обратил внимание, что заявления отдельных представителей НПО о том, что принятый в Кыргызстане новый Закон об НПО скопирован с российского законодательства — это масштабная манипуляция общественным мнением.

— После 1938 года, когда в США был принят закон о регистрации иностранных агентов, все законы, касающиеся деятельности неправительственных организаций в любой стране мира — это копирайт. В Казахстане тоже есть реестр иностранных агентов, но я не помню, чтобы там баррикады кто-то по этому поводу строил, — добавил эксперт.

Политолог Амантур Манапбаев отметил, что «за более чем три десятилетия относительной независимости Кыргызстана представители прозападных СМИ, НПО и НКО смогли проникнуть во все властные структуры».

— Они подталкивают руководство страны к сближению с Западом, в ущерб отношениям со стратегическими партнерами нашей страны. При этом в качестве предмета торга используют тему официального — русского языка, а также членства нашей республики в ЕАЭС. Т.е. прозападные группы влияния, по сути, ведут дискредитационную, подрывную деятельность в нашем обществе. Поэтому я считаю, что принятый Закон об НПО является необходимым и своевременным. И в дальнейшем представители гражданского общества, активисты, политики, общественные деятели должны поддерживать подобные решения руководства страны, — сказал спикер.


Автор: Ирина Гасникова
Источник: ЦЭИ «Ой Ордо»

Тоска по «звездным войнам»: зачем Запад милитаризирует космос
30/05/2024 Голословными обвинениями в адрес космической программы России коллективный Запад…
Первый зампред Кабмина Адылбек Касымалиев в Москве принял участие в заседании Совета ЕЭК
30/05/2024 Первый заместитель председателя Кабинета министров Кыргызской Республики Адылбек Касымалиев…
Глава Кабмина Акылбек Жапаров дал эксклюзивное интервью каналу «Россия 24» по случаю 10-летия ЕАЭС
30/05/2024 Председатель Кабинета министров Кыргызской Республики Акылбек Жапаров дал эксклюзивное…
В 37 школах столицы откроют пришкольные лагеря
30/05/2024 В городе Бишкек с 3 по 28 июня 2024…