Эксперты: процесс дестабилизации ЦА может начаться уже весной 2021 года

Оцените материал
(0 голосов)

18/11/2020

Центрально-азиатский регион, будучи перекрестком геополитических интересов глобальных игроков, уже ближайшей весной может стать очередным эпицентром их противостояния. Кыргызстан, где внутриполитическая нестабильность, отягощенная негативным влиянием последствий пандемии, усугубляет такие глобальные угрозы, как терроризм и радикальный экстремизм, может стать триггерной точкой для запуска этих процессов.

К такому выводу пришли участники онлайн конференции: «Вызовы и угрозы безопасности Кыргызстана: роль КР в обеспечении региональной безопасности в контексте взаимодействия с ОДКБ, ШОС и СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир» и Международной ассоциацией ветеранов спецподразделения «Альфа» КР.

О том, что роль «запала» на Ближнем Востоке, сыграла карта «Великого Курдистана», напомнил Марс Сариев.

- Авторы проекта по раскачке ближневосточного региона четко сыграли на том, что многомиллионный курдский народ не имеет своей государственности, показав «обездоленному» народу перспективу «Великого Курдистана», они получили ожидаемый эффект. Сейчас по этой же аналогии фокус в Центральной Азии сосредотачивается на уйгурах, - пояснил геополитолог.

Целью же этого проекта, по мнению эксперта, является создание тюркского единства для противостояния Китаю.

- Чтобы сорвать глобальные проекты КНР, Запад и США создают различные проекты по дестабилизации. С этой же целью раскачивается и активно нагнетается западными СМИ ситуация с мусульманами в СУАР и в Китае в целом. Центральная Азия, по сути, оказывается в горячей точке между СУАР и Афганистаном, - подчеркнул докладчик.

Самым слабым звеном в ЦАР в плане возможностей для раскачки ситуации внешними силами он назвал Кыргызстан, на втором месте – Казахстан.

- С недавних пор в соцсетях распространяется видео, на котором, салафиты на юге страны фактически призывают население к тому, чтобы дестабилизировать обстановку путем разжигания межрелигиозного конфликта. И это имеет прямую связь с событиями на Южном Кавказе, где всё идёт к тому, чтобы свернуть конфликт в сферу религиозного противостояния между христианами и мусульманами. Это один слой. Второй слой – это межэтнический конфликт. По сути, это шарповские технологии, которые пытаются загнать нас в рамки этнической и религиозной идентичности. В этой связи, я думаю, что основными триггерными точками будут Кыргызстан и Казахстан. Однако, эти процессы имеют тенденцию к расплескиванию на другие страны региона, - поделился своими наблюдениями Марс Сариев.

Он подчеркнул необходимость провести глубокий анализ столкновения нескольких геополитических проектов, которые привели к войне на Южном Кавказе.

- Осмысление того, что происходит, даст нам возможность предотвратить события, которые могут развернуться в Центральной Азии весной следующего года. Поэтому сейчас нам нужно быстро, но тщательно изучить развертывание военных действий на Южном Кавказе и пересмотреть свои стратегии и тактику действий, чтобы оперативно разработать не только новые подходы к противодействию терроризму и экстремизму, но и всю военную доктрину в рамках ОДКБ, - подчеркнул эксперт.

Омбудсмен КР, экс-руководитель погранслужбы КР Токон Мамытов подчеркнул, что в контексте решения вопросов по обеспечению и успешной организации мер безопасности на пространстве ШОС, ОДКБ и СНГ необходимо предпринять ряд шагов.

- Во-первых, нужно провести глобальный анализ политических процессов, происходящих в мире, а не только в нашем регионе. Во-вторых, нам необходимо понять, какие вызовы и угрозы эти процессы формируют. В-третьих, проанализировать, как политические процессы в других регионах земного шара будут влиять на процессы, которые происходят на пространстве ШОС, ОДКБ и СНГ. Также мы должны обратить внимание и сделать анализ политических процессов, которые происходят в нашем регионе. И пятое, нам необходимо вычленить мировые политические, экономические и социальные механизмы, которые будут влиять на наши региональные процессы, - поделился своим мнением ветеран погранслужбы.

Серьезным фактором осложнения политических процессов в ЦАР он назвал попытки Вашингтона организовать переговорный процесс в рамках формата «Кабул-Вашингтон-Талибан».

- Этот процесс в итоге упёрся в один вопрос – талибы, прежде чем сесть за стол переговоров и решить дальнейшие вопросы, поставили условие, чтобы выпустили всех их сторонников. В итоге официальный Кабул пошёл на то, что 5,5 тысяч боевиков или воинов джихада были выпущены на свободу. И сейчас они пополняют боевые отряды движения «Талибан», - напомнил Токон Мамытов.

Он также обратил внимание на то, что по многим вопросам, касающимся вызовов и угроз, у стран ОДКБ нет единства.

- Очевидно, это связано с тем, что каждая страна, входящая в ОДКБ решая свои национальные задачи, исходит прежде всего из своих собственных, а потом уже из общих коллективных интересов. Поэтому во избежание вышеуказанных проблем мы должны сделать один шаг. Каждая страна, подписавшаяся под Договором о коллективной безопасности, должна определить приоритеты в своей внутренней и внешней политике, в части, касающейся современных вызовов и угроз, после чего мы все вместе должны сопоставить эти приоритеты и найти точки, в которых интересы всех стран пересекаются, это сделает деятельность организации более эффективной, - добавил омбудсмен.

На то, что в силу разных причин ОДКБ на данном этапе не всегда справляется со своей миссией, обратил и экс-заместитель министра обороны КР, эксперт в вопросах безопасности Мурат Бейшенов.

- Я думаю, ОДКБ предстоит пройти сложный этап развития, потому что сейчас это разрозненное объединение, где каждая из стран со своей политической моделью, своей Конституцией, своими международными отношениями и т.д. В рамках ОДКБ проводятся только учения. Когда же дело касается каких-то серьезных вопросов, то действий нет, что и показали события на Южном Кавказе, когда Организация не смогла вмешаться в конфликт, несмотря на то, что Армения является ее членом, потому что нет действующих механизмов взаимодействия, принятия решений и т.д. в отличие от НАТО, например, где действующий с 1949 года устав, позволяет блоку вести активную деятельность, получать финансирование и присутствовать в разных точках мира на основании резолюции ООН, - отметил эксперт.

Говоря о разрешении армянско-азербайджанского конфликта, он обратил внимание на трудности в поиске консенсуса, с которыми пришлось столкнуться в этом процессе России.

- На мой взгляд, Россия поступила правильно, когда ввела свои миротворческие войска и остановила войну. Армения не должна жаловаться, потому что ситуация могла значительно ухудшиться, если бы не вмешалась российская сторона, - добавил Мурат Бейшенов.

В свою очередь глава Евразийского аналитического клуба (Москва), политолог Никита Мендкович подчеркнул, что Нагорный Карабах нельзя считать провалом России.

- В начале дискуссии упоминался кейс Нагорного Карабаха, как некая неудача России. Я должен не согласиться с этим утверждением. Россия заключила соглашение, которое создает ее долговременное военное присутствие в Карабахе в качестве миротворца. Если учитывать, что речь идет о присутствии на 5-10 лет достаточно большой группировки, то можно говорить о возникновении военной базы. Кроме того, на днях посол Азербайджана в Москве рассказал о планах присоединения к Евразийскому экономическому союзу, - сообщил эксперт.

Говоря о вызовах и угрозах, которые сегодня стоят перед странами Центральной Азии, он подчеркнул, что основным их источником является Афганистан.

- Для эффективного противодействия терроризму необходима работа по линии спецслужб и военных структур. Поскольку центром нашего внимания является Кыргызстан, то я хотел бы обратить внимание на роль авиабазы «Кант». Эта база, в случае проникновения противника в страну, должна являться основным воздушным кулаком, в том числе и в интересах других союзных стран, - добавил Никита Мендкович.

О современных формах и инструментах ведения гибридных войн в своем выступлении рассказал президент международной ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» КР Юрий Погиба.

- Помимо применения силы и угроз широко используются и другие методы воздействия на противника. К ним относятся организация адаптированных к современным условиям государственных переворотов, экономическое давление посредством санкций или изысканных манипуляций с помощью международных структур, типа ВБ и МВФ, через массированные информационные воздействия, как в классических СМИ, так и через социальные сети. Пандемия, которая сейчас идет, это тоже аспект, который применяется в геополитических военных целях. Несмотря на то, что очень сложно осознать, что мы находимся в эпицентре мощной гибридной войны, вмешательство третьих сил в нашу нестабильную политическую ситуацию очень и очень реально, и это угроза сегодняшнего дня, которая очень остро стоит, - сказал Юрий Погиба.

Он рассказал о своих выводах, относительно конфликта на Южном Кавказе.

- Азербайджан провел свои военные операции так, как они должны проводиться в современных условиях. Кроме того, что он действовал на идеологическом фронте, использовались БПВА, сухопутные роботы, космические системы, оперативно проводилась разведку в условиях измененных ситуаций. Т.е. применение новейших технологий и инструментов гибридных войн – это не будущее, это уже наше настоящее, которое является прямой угрозой не только для Армении или Кыргызстана, но и для любой страны ОДКБ. Поэтому необходимо адекватно отвечать на эти высокотехнические угрозы. Но если военная мысль отстаёт, если мы не готовим наши вооруженные силы и специальные службы к измененным ситуациям, где требуется высокий интеллектуальный уровень, то мы будем обречены в этом противоборстве, - подчеркнул ветеран спецслужб.

Он также добавил, что сегодня ни одна страна ОДКБ, кроме России, не может эффективно противостоять современным вызовам и угрозам, а значит, залог их безопасности в дальнейшей интеграция по линии Организации Договора Коллективной Безопасности.

Свое видение целей и задач, которые сегодня необходимо решать ОДКБ озвучил ветеран спецслужб КР, эксперт в вопросах безопасности Таалайбек Джумадылов.

- Первая задача – это своевременное выявление на ранней стадии угроз и вызовов, которые возникают в сфере безопасности. Причем, угроз в самом широком смысле этого слова – в экономике, в политике, в гуманитарной и социальной сферах, в области здравоохранения. И вторая задача – это принятие превентивных, т.е. упреждающих мер реагирования, по крайней мере по минимизации негативных последствий таких угроз. Т.е. надо адекватно отвечать на вызовы. В этой связи возникает вопрос, что нам необходимо делать в сфере обеспечения коллективной безопасности. Прежде всего, нам необходимо признать, что мир изменился, поэтому нам нужно пересмотреть свои приоритеты, ранжировать угрозы и исходя из этого выработать коллективные меры реагирования, - пояснил эксперт.

Автор: Наталья Лобанова
Источник: region.kg
Фото: WWW

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Прошла очередная сессия Совета коллективной безопасности ОДКБ в формате видеоконференции
02/12/2020 Сегодня, 2 декабря, исполняющий обязанности Президента Кыргызской Республики, Торага…
Апокалиптический сценарий в декабре отменяется
02/12/2020 Земля на 6 дней погрузится почти в полную темноту.…
Артем Новиков встретился с послом Китая в Кыргызской Республике Ду Дэвэнь
02/12/2020 Состоялась очередная встреча исполняющего обязанности Премьер-министра, первого вице-премьер-министра Кыргызской…

ОБФ Help The Children-SKD