Первый переворот Эрдогана

Оцените материал
(2 голосов)
Даже по нынешним лихим временам сутки с вечера четверга по вечер пятницы получились сверхнасыщенными в плане знаковых событий. Сначала — страшный теракт в Ницце. Затем — военный переворот (хотя, судя по всему, более корректно говорить про попытку переворота) в Турции.

Оба события громкие, но по большому счету не сенсационные. Во Франции за полтора года, если считать от нападения на редакцию «Шарли Эбдо», это уже не первый и даже не второй теракт с «исламистским шлейфом». В Турции же военные перевороты для устранения слабых либо, наоборот, чересчур много возомнивших о себе руководителей предпринимались тоже не раз и не два. Скорее, удивляет, что за столько лет нахождения Эрдогана у власти угроза путча обходила его стороной. Впрочем, нужно отметить, он усердно занимался профилактикой соответствующих угроз.

Еще начиная с эпохи Кемаля Ататюрка армия в Турецкой Республике обрела почти юридический статус одной из ветвей власти, и если не ключевой на постоянной основе, то уж точно обладающей решающим словом в кризисных ситуациях. Эдакий конституционный суд, совет старейшин и ружье на сцене в одном лице. На военных возлагалась миссия смещать лидеров, нарушивших оставленные Кемалем заветы относительно правильного устройства государства. В списке возможных прегрешений едва ли не самым тяжелым считался отход от секулярных принципов в сторону исламизма.

Так, свержение военными в 1960 году премьер-министра Аднана Мендереса, через год казненного, было объяснено его авторитарными замашками, непродуманной экономической политикой и коррумпированностью. Однако никак не меньшую роль сыграло и его сдержанное, но все же заметное сочувствие исламу и мусульманскому духовенству. В стране массово открывались религиозные школы, вновь были разрешены призывы к молитве не только на турецком, но и на арабском языке. Поговаривали о связях Мендереса с запрещенным накшбандийским тарикатом, а когда самолет премьера однажды чудом избежал авиакатастрофы, спасение полуофициально представили как милость Всевышнего. Лояльность к исламу, помноженная на промахи светского характера, и привела Мендереса к печальному финалу карьеры и жизни.

Вновь военные вышли на арену весной 1971 года, когда в стране царил длившийся уже довольно долго политический и экономический хаос, улицы городов служили местом постоянных кровавых столкновений левых, исламистов и националистов, а слабое и раздираемое противоречиями правительство Сулеймана Демиреля ничего не могло со всем этим поделать. Военные предъявили Демирелю ультиматум, требуя сформировать дееспособный и верный заветам Ататюрка кабинет и обещая в противном случае взять власть непосредственно в свои руки. Недолго подумав, премьер ушел в отставку. Его преемником люди в погонах поставили профессора Нихата Эрима, сформировавшего чисто технократическую команду. Следующие два года военные держали ситуацию в стране под своим открытым контролем, а после проведения необходимых изменений и реформ вновь передали власть гражданским политикам и ушли в тень.

К концу 1970-х страну вновь захлестнули хаос и насилие, фактически Турция балансировала на грани гражданской войны. Лилась большая кровь в ходе столкновений левых и правых радикалов. Среди последних наиболее заметной и агрессивной была известная организация «Бозкурт» («Серые волки»). У власти по иронии судьбы вновь находился… кабинет Демиреля — и вновь бессильный остановить смуту. В сентябре 1980 года военные, ведомые генералом Кенаном Эвреном и поощряемые Вашингтоном, желавшим большей внутренней стабильности у важного союзника, в очередной раз захватили власть. Запрету подверглись все чрезмерно активные политические силы, как левые, так и правые, от «Бозкурта» до Рабочей партии Турции. Под раздачу попала и Партия национального спасения, основанная в 1972 году и придерживавшаяся линии исламизма среднего накала (один из программных тезисов — «первым социалистом мира был Мухаммед»), а ее лидер Неджметтин Эрбакан был осужден и подвергся запрету на политическую деятельность.

Через несколько лет запрет был снят. Эрбакан основал новую партию, названную Партией благоденствия, с которой выиграл в 1995 году парламентские выборы. На посту главы правительства Эрбакан повел Турцию на интенсивное сближение с исламским миром. Именно ему принадлежала идея создания «исламской восьмерки». Военным, как нетрудно догадаться, такие кульбиты не слишком понравились, и в конце февраля 1997 года премьеру предъявили ультиматум с требованием кардинальной смены курса и отказа от исламизма во внутренней и внешней политике. Эрбакан был вынужден уйти в отставку.

В Турции совершена попытка военного переворота. Фото: Zuma\TASS

Этот триумф оказался последним для турецкой армии в XX веке, и по большому счету последним на данный момент вообще. Появление на авансцене Партии справедливости и развития, идейно наследовавшей исламистским партиям Эрбакана и созданной при его участии, восторга у военных, естественно, не вызвало. Тем более холодно был воспринят прорыв к власти лидера ПСР Эрдогана, немедленно начавшего интервенцию в Ирак в рамках антихусейновской операции США и примкнувших к ним «вассалов». Командование турецкой армии ранее всячески старалось от этой участи уклониться. Собственно, данная интервенция во многом и является ответом на вопрос, почему мнение военных вдруг перестало быть в турецкой политике решающим. Когда-то Вашингтон считал фундаментом стабильности Турции секуляризм, теперь же вполне приемлемым оказался исламизм, а главным критерием приемлемости послужила верность американским интересам. В конце концов, Буша-младшего, заявившего, что светского диктатора Хусейна ему поручил уничтожить Господь в личном послании, сложно было удивить религиозным пока еще не диктатором Эрдоганом.

Армия еще разок трепыхнулась в 2007-м, когда ПСР выдвинула кандидатом в президенты Абдуллу Гюля, даже на общем фоне своей партии выделявшегося приверженностью к исламизму. По стране прокатилась волна демонстраций сторонников светского пути, зазвучали призывы к бойкоту выборов для их отмены из-за недостаточной явки. Протестующих поддержал глава Генштаба Яшар Бююканыт, прямо заявивший о готовности военных к вмешательству. Гюль отозвал было свою кандидатуру, но в июле ПСР с явным преимуществом одержала победу на выборах, и парламент все-таки утвердил его президентом.

В том же году турецкие власти, получив поддержку судебной системы, заявили о раскрытии тайной военной организации «Эргенекон», якобы практиковавшей теракты, подготавливавшей и осуществлявшей политические убийства (например, журналиста армянского происхождения Гранта Динка) и силовым путем влиявшей на общественно-политические процессы. Отставной генерал Вели Кючюк, которого следствие назвало лидером «Эргенекона», на судебном заседании в январе 2008 года открыто сказал об американских корнях дела.

В 2010-м страну сотряс новый скандал — дело о проходившем в 2003 году военном семинаре «Операция "Кувалда"», на котором будто бы репетировались сценарии госпереворота. Всего по пересекавшимся между собой делам «Эргенекона» и «Кувалды» за решетку бросили несколько сотен офицеров и генералов. Их оставшиеся на свободе коллеги в знак протеста уходили со своих постов. Так, в 2011 году в отставку подал глава Генштаба генерал Исик Косанер, а вместе с ним командующие всех трех родов войск — сухопутных сил, ВМФ и авиации. Отставку приняли с удовольствием, и Генштаб возглавил генерал Недждет Озел, ставленник Эрдогана.

После этого военную элиту зачищали еще несколько раз, и даже выход на свободу в 2014 году многих ранее осужденных генералов и офицеров говорил не столько о ренессансе армии, сколько о снижении восприятия ее как серьезной угрозы. Тем не менее ближневосточное обострение с активной вовлеченностью в него Турции дало некоторые намеки, что все не так просто и вооруженные силы политическую субъектность окончательно не утеряли. Когда турки сбили в ноябре наш самолет, в отечественных экспертных кругах озвучивалась не самая невероятная версия, что имела место провокация военных против Эрдогана. Причем среди закулисных организаторов провокации назывались американцы, разочаровавшиеся в непредсказуемом авантюристе Эрдогане и вновь поменявшие сторону в турецких политических раскладах.

И вот — переворот! Хотя, еще раз повторюсь, скорее, его попытка. По состоянию на раннее утро, когда пишутся эти строки, более близкая к фиаско, чем к победе. Эрдоган, только что намеревавшийся улететь хоть в Германию, хоть куда и давший повод для иронического демотиватора о возможном ростовском дуэте с Януковичем, вернулся в Стамбул и повел энергичное контрнаступление. На большинстве медийных, организационных и инфраструктурных фронтов ситуация не в пользу заговорщиков. Запад, явно имевший информацию о готовящемся выступлении, выразил поддержку Эрдогану, но, дабы не складывать все яйца в одну корзину, без особого рвения, более протокольно, чем рьяно.

Победа Эрдогана наверняка приведет к установлению уже открытой диктатуры — с суровыми репрессиями, нарастающим сопротивлением и новыми рецидивами переворотов и революций. Победа заговорщиков, кажущаяся все менее вероятной, будет довольно условной, никак не повсеместной и послужит импульсом к началу гражданской войны. Что лучше для Ближнего Востока и — самый волнующий нас вопрос — России, сразу и не скажешь. Очевиден, причем до степени неприличной банальности, лишь один факт: накал страстей и ставки в самом жарком регионе планеты опять возросли. Особого повода радоваться нет. Разве что… Можно лишний раз усмехнуться над идеями либерал-глобалистов, еще недавно провозглашавших всеобщий Конец Истории сладким голосом Фериде-ханум из турецкого сериала. Нынче каждый день грозно сообщает, что все только начинается…

Станислав Смагин, политолог, публицист

РУССКАЯ  ПЛАНЕТА

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

 

Другие материалы в этой категории: « Куриный переполох или Боже, убереги  Кыргызстан!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Посол Индии в Кыргызстане рассказал о том, чего не хватает Бишкеку
01/03/2021 Посол Индии в Кыргызской Республики Алок Амитабх Димри за…
На таможенной границе ЕАЭС введен запрет на проведение ветеринарного и фитосанитарного контроля
01/03/2021 В рамках утвержденного Плана первоочередных мер правительства Кыргызской Республики…
Долг платежом красен: лишится ли Кыргызстан объектов из-за внешнего займа?
28/02/2021 Президент Кыргызской Республики Садыр Жапаров 13 февраля 2021 года…
Миссия выполнена: Европу снова поделили без неё
28/02/2021 Давно ли Россия стала ТАК разговаривать с Европой? Путин…

ОБФ Help The Children-SKD