Жаркая осень 2016 - прогноз НЕ о погоде

Оцените материал
(10 голосов)
Теперешняя обстановка в мире говорит о том, что в ближайшее время «мира во всем мире» не будет. Слишком много в нашем мире конфликтов – естественных и созданных искусственным путем. Также наивно полагать, что  имеющаяся ситуация обойдет стороной нашу страну – уж слишком много внешних игроков проявляют к нам самый живой интерес в виду нашего географического положения. Приобретя, благодаря прошлым двум «революциям»,  определенный иммунитет к митингам, переворотам и прочим смутам, мы, тем не менее,  остаемся в зоне риска заражения другими более серьезными бедами, на фоне которых наши предыдущие государственные перевороты покажутся наивной детской забавой. Какие невзгоды могут обрушиться на наш «островок демократии», кто нам «и ни друг, и ни так» и главное, как предупредить все эти глобальные угрозы рассказывает политолог Марс Сариев. Осень обещает быть событийной!

Марс, хотелось бы услышать Ваш прогноз – чего нам ждать этой осенью в политическом плане?

Прогнозы – это задача, астрологов и метеорологической службы. Задачей же политологов является всесторонне анализировать ситуацию, сопоставлять и связывать различные, порой вроде бы не связанные между собой события, и главное предлагать решения, которые помогут максимально предотвратить возможные угрозы. И это, кстати, задача не только политологов, этим должны заниматься и политики, которые руководят страной, или хотят ею руководить. К сожалению, стратегическим, системным мышлением отличаются далеко не все из представителей нашей политической элиты.

Нельзя не согласиться! Так что нас ждет осенью?

Какие-то события однозначно будут происходить, и скорей всего они будут бурными. Во-первых, потому что мы находимся в преддверии президентских выборов – чуть больше года осталось. Процессы будут бурными, потому что этот год знаменательный – шестнадцатый год, столетие восстания 1916-го года. Потом идет активное обсуждение поправок в конституцию, которые вносит действующая власть. И я думаю, что на этом фоне осень будет богата на политические события. Но вот насколько они будут интенсивными, зависит все-таки от действий внешних игроков. Потому что внутренних ресурсов, без участия внешнего игрока, как события 2005-го, 2010-го годов показывают, недостаточно, чтобы «раскачать» новую революцию, чтобы что-то кардинально менять. Поэтому здесь вопрос в том, войдут ли внешние игроки, я имею ввиду глобальных игроков. Сейчас нынешняя власть устраивает Россию, то что мы вошли в евразийский союз. Но у страивает ли это запад, коллективный запад в лице Соединенных Штатов? Скорей всего нет, но сейчас вопрос в том – насколько они готовы, к тому чтобы в Кыргызстане жестко переформатировать действующую власть. Я думаю, что они не готовы. Во-первых, потому что идет президентская кампания, им нужно этот вопрос решить, «устаканить», и ситуация в Сирии – сегодня запад и США увязли в Сирии, в общем очень неблагоприятная ситуация на Ближнем Востоке, та же Украина. Я не думаю, что сейчас черед Центральной Азии и Кыргызстана. Но! Запад, западные проектировщики имеют такое свойство, они не делают революций и не создают переворотов каким-то таким неконструктивным путем, так сказать естественным путем. Они изучают разломы, существующие разломы и с ними работают. Если существует естественный разлом противостояния на межэтнической почве, например, то это используется. Еще Атамбаев заметил, что резня 2010-го года, в ней заметен след зарубежных спецслужб.

Как Вы считаете, коллективный запад воспользуется ситуацией 1916-го года?

Испуг на события 1916-го года есть, но я не думаю, что эта попытка всколыхнуть межэтническое противостояние сработает. На почве межэтнических отношений возможен проект, возможна «раскачка» событий 1916-го года – противопоставить кыргызов и русских, обыграв геноцид. Возможна попытка разыграть эту карту, но я не думаю, что эта карта будет разыграна успешно, потому что с начала года власть настороженно к этому относится, превентивные меры принимаются. И даже попытки провести знаковые семинары на базе АУЦА и турецкого университета «Ата-Тюрк Манас», они в полузакрытом режиме прошли и закончились ничем, резкого резонанса в обществе они не вызвали. И сейчас власть, она сама взяла в руки бразды, и власть сама инициирует снятие фильмов, установление памятников, проведения шествий и т.д. Соответственно сейчас пока никто не сможет перехватить эту инициативу. И поэтому я думаю, что 1916 год, как проект он не актуален.

А какие проекты актуальны?

У нас много параллельных разломов, которые существуют. Это региональное противостояние, которое Атамбаев опять же подчеркнул  в связи с проведением ифтара в Москве Бакиевым, где там собралась молодежь, причем регионально ориентированная молодежь, что и вызвало печаль у президента. Да это есть! Потом групповые интересы, корпоративные интересы элит, которые заинтересованы в продвижении своих кандидатов в президенты, потому что политика у нас – это самый прибыльный бизнес. Потому что тот, кто окажется на политическом олимпе, он расставляет фигуры по всем ресурсным отраслям. И эта внутренняя борьба элит тоже внимательно отслеживается внешними игроками, соответственно создается информационный фон, через гражданский сектор, через СМИ, идет подпитка средств массовой информации, словом работают процессы, направленные на западную либеральную модель, чтобы они начали довлеть, чтобы они доминировали в общественном сознании. Есть такой анекдот, который привел Атамбаев – там, где собираются два кыргыза – три кандидата в президенты. Поэтому это внутреннее противостояние и борьбу элит за власть, могут использовать внешние игроки.

А предстоящий референдум по внесению изменений в конституцию, о котором говорит уже открыто наш президент, он как-то повлияет на ситуацию?

Это тоже можно использовать, как проект. Это тоже можно раскачать. Потому что, власти вдруг за год до президентских выборов решили инициировать этот референдум. Это неправильно. Есть негласное этическое правило – если мораторий, значит мораторий. А когда он говорит – я решил, за год до президентских выборов, сразу возникает подозрение. Естественно, будет протест. Они не правильно действуют, я думаю. Это надо было два года назад делать хотя бы. Да, конституция сырая, но менять ее под выборы, это конечно, взбудоражит оппозицию. Это повод для оппозиции обвинить в узурпации власти Атамбаева, а у него оппонентов много. И обиженные, и сидевшие в тюрьмах, и т.д. А если к ним присоединятся гуленовцы, заемщики, религиозные экстремисты с ОПГ? Что будет, представляете? Этим хотят воспользоваться и игроки, сидящие около Атамбаева, там же в Белом Доме. В парламенте очень много состоятельных людей, мечтающих стать президентами. Вот вам, пожалуйста, еще один готовый проект. Венецианская комиссия тоже сигнал дает, фактически запад говорит оппозиции – мы с вами.

Какие еще опасные проекты просматриваются внутри нашей страны?

Например, попытка «реконструировать исторический город», с одной стороны хороший проект, но с другой стороны – это недальновидность политиков. О чем они думают? Дальше своего носа не видят? Раскачать самую консервативную часть общества – горожан, которые абсолютно нигилистически настроены, не участвовали в этих революциях? Центр города, там уже и пенсионеры готовы себя поджигать, потому что они останутся без средств к существованию и без жилья. Возможно, эту идею им тоже «подкинули», зная, что Текебаев вроде хочет «как хорошо», но совершенно не понимает последствий – раскачивание ситуации. А если горожане раскачаются, а там к ним еще и заемщики присоединятся…

Сегодня полреспублики взяли кредиты, а отдать их теперь не могут. И если это вспыхнет и начнет очень быстро распространяться, переливаться и превратиться в гремучую смесь. По заемщикам я думаю, все это носит тоже проектный характер. Потому что Финка и другие организации десятилетиями раздавали кредиты, зная, что крестьяне не смогут их вернуть. Потому что предпринимательская жилка у очень маленького процента людей традиционно в любом обществе хоть в Африке, хоть в Америке есть. Только 10-20 процентов могут хорошо заниматься бизнесом, остальные не приспособлены… Отсюда складывается ситуация, как в Египте, где фонд Ага-хана финансировал микрокредитные компании. Кстати у нас в стране этот фонд тоже первым открыл микрокредитную компанию. Так вот в Египте кредиты брали женщины, мужчины там в большинстве безработные, и вот в один прекрасный день им сказали – мы спишем вам все кредиты, если ваши мужчины выйдут на площадь и скажут свое слово. В итоге тридцатитысячная толпа привела к власти «братьев-мусульман», и если бы не военный переворот Египет погрузился бы в мрак. Вот, готовый проект, который можно раскачать – заемщики.

Но это не самая большая угроза?

Самую большую опасность представляет, я думаю, угроза радикального ислама. Тем более, что на границе с Таджикистаном накаляется ситуация, талибы захватывают очень важные участки, и на границе с Афганистаном в Таджикистане. И если произойдет внешняя интервенция через Таджикистан, это поднимет «спящие» ячейки, которые у нас есть. Радикальный ислам в купе с ОПГ, с черными, так называемыми. Сейчас происходит трансформация ОПГ, они становятся зелеными, потому что в зоны попадают экстремисты, запрещенные у нас салафиты (Таблиг Джаамат), и там они быстро переформатируют преступников под ислам, причем радикального толка. Таким образом, идет очень опасное сращивание. А наши богословы, ханафитского толка, они беспомощны, они не могут противопоставить этому агрессивному исламскому радикализму ничего. Опять же общество ничего не может противопоставить ничего, потому что социальные лифты отсутствуют, молодежь не видит перспектив. Единственное они могут поехать подметать Москву, в Россию, но когда они возвращаются назад, у них нет никаких перспектив роста, среди них очень много выпускников ВУЗов…  Клановые отношения, семейные отношения, кумовство, все это присутствует и отбирает перспективы у молодежи. Соответственно у них возникает внутренний протест, и они ищут идентичность. Идентичность они находят в этих исламских группировках, которые хорошо финансируются, носят сетевой характер, поддерживают их под лозунгом справедливости – акыйкат – исламская справедливость, где все должны быть равными. И вот это я думаю, самая большая опасность. Светская власть дискредитируется в общественном сознании через СМИ, потому что коррупция не побеждена, она носит тотальный характер, у чиновников синоним – воры, грабители, которые вывозят свои капиталы, покупают острова, как например, Балкибеков в Ирландии, и потихоньку их начинают воспринимать, как «НЕ наша элита», они сидят на чемоданах. Это очень хорошая почва для экстремизма. И если произойдет бинарное соединение устремления элит к власти вместе с этим радикальным исламом и ОПГ, это будет самая большая опасность, которая нам угрожает.

И если предыдущие две революции носили какой-то региональный характер и борьбу элит за власть, то третье потенциально возможное столкновение будет кровавым, потому что это будут религиозные фанатики срощенные с ОПГ. Это уже идеологема. А что мы можем противопоставить этой идеологеме? Их же ждут гурии там (на небесах – прим. редактора). Вот такие угрозы сегодня перед нами стоят, и самая большая проблема наших властей – они не умеют проектно мыслить. Этим проектам можно противопоставить только другие проекты – контрпроекты. Надо работать в зародыше с этими процессами, нужен ситуационный анализ. Их нужно разобрать на части и создавать контрпроекты. Опять же с сетевыми явлениями, религия носит сетевой характер, ОПГ носит сетевой характер, вертикаль государственная не может работать. Должна создаваться контрсеть этим сетевым структурам. А контрсеть, она должна выращивать человека с детсада, правильно? Как при союзе было – октябрята, пионеры, комсомольцы… Если этого нет, то концептуальный центр смещается туда, потому что там все ясно – ислам, каноны, как и что. Ислам – это образ жизни, и там справедливость. А люди у нас жаждут справедливости. Акыйкат, которая вызвала революции пятого и десятого годов. Истеблишмент, элита, она дискредитирована практически. Они воспринимаются, как шайка воров, которая оказалась у власти случайно, после распада союза.

Религиозный экстремизм очень активно сейчас раскачивается в западно-ориентированных СМИ. Как например, сталкивание Чубака Ажи и Жанара Акаева, этот диалог носит явно проектный характер, потому что как дискуссия, беседа не продуктивна – священнослужитель будет опираться на законы Ислама, правильно? А Жанар Акаев опирается на западные ценности, и тут возникает конфликт, который проецируется уже на блогосферу, медийную сферу, и люди начинают искать свою идентичность – мы за юбки или за хиджабы? Параллельно Чубака Ажи радикализируют, заталкивают в радикальную оппозицию. Пожалуйста, просвещенный исламский деятель с высшим светским, нашим советским, образованием, запросто может стать кыргызским «хомейни», если его туда заталкивают. Параллельно дискуссия Айтмана, эксперта, жившего на западе, с Турсунбаем Бакир Уулу на тему гомосексуализма, свобод и прав человека. Понятно, что Турсунбай опирается на аяты Корана, где эти вещи четко прописаны, и снова получается конфликт. Совершенно спроектированный конфликт! Вот так и идет раскачка в религиозной сфере, в религиозных проектах. При этом помним о сращивании радикалистов с ОПГ, которые сыграли не последнюю роль в прошлых двух революциях. Вот и  получается гремучая смесь.  

Можно сказать, что на общественное сознание нашего народа влияют извне? Например, гуленовские университеты или Американский Университет Центральной Азии?

Влияние Гулена – есть. Но после турецких событий, после того как Турция, кстати, очень виртуозно, после дипломатического демарша сподвигла власти Кыргызстана и Казахстана проверять и контролировать гуленовских сторонников, они уйдут в подполье. Но университеты Себата они как функционировали, так и будут функционировать, они вносят свой вклад, причем положительный, но это люди, ориентированные на Турцию. Так же, как АУЦА ориентирован на запад, в частности на США. Институт Конфуция, который создается, это синофилы будут выходить в основном. Такие вот антроподромы создаются, где дается ориентация на разные страны. В этом вопросе власть, конечно, не дорабатывает. Потому что у нас не отработана идеология государства, системного воспитания нет молодежи и т.д.

Нам срочно нужна настоящая государственная идеология? Это поможет минимизировать риски от возможных угроз?

Сейчас на это нет времени.

Все эти угрозы можно назвать угрозами с запада?

Это внутренние, латентные угрозы. Запад тоже не запускал арабскую революцию целенаправленно… Хотя у них были планы, у них есть великая шахматная доска с видами на переформатирование ближнего Востока – Большой Ближний Восток, Курдистан – эти планы есть. Но сами процессы были вызваны климатическими изменениями, нехваткой пшеницы в этом году, резко обострилась ситуация на фоне того, что резко повысились цены на пшеницу, все это будоражило население. Соответственно все вспыхнуло… И они уже потом в эту ситуацию встраивают свои проекты, и поворачивают ситуацию в нужное им русло. Так и здесь, есть внутренние проблемы, которые власть не решает… При помощи баннеров пытаются решить религиозную проблему – это же не системный подход, социальные лифты отсутствуют, неустроенность и т.д. Мировой кризис опять же. И вот с этими разломами они будут работать, будут смотреть, где тонко, где порвется. Я думаю шестнадцатый год – это не рванет. Рвануть могут заемщики, если микрокредитные компании «зажмут», рвануть может религиозное противостояние, провокация какая-нибудь. И самое главное, конечно, это президентская гонка – противостояние региональное, групповых интересов, уже на родоплеменном уровне начались разборки, сарабагыши провели уже курултай, избрали так сказать своего предводителя. Потом, по-моему, ичкилики провели курултай. И с этим уже можно работать и с этим запад будет работать…

А Россия? Россия раскручивает какие-нибудь «свои» методологические проекты?

Нет! Потому что нет системного подхода. Есть такое понятие «системная мыследеятельность», основу которого заложил русский ученый Алексаендр  Зиновьев,  который «Зияющие высоты» написал, методолог. Он разработал «оргоружие», но… Запад взял это «оргоружие» и сейчас эффективно его использует, а у нас и в России – оно не используется. Нужны люди, способные мыслить системно, у нас же в основном применяется «совковая» методология. Запад работает с процессами, они годами эти процессы выращивают. Россия же работает с персонами. Турки работают с процессами, взять того же Гулена, ежегодно его ВУЗы выпускают одиннадцать тысяч человек ориентированными на Турцию. Китайцы работают, а Россия – нет!

И что же нам делать? Картинка, которая вырисовывается, не утешает!

Сейчас ситуация будет обостряться, потому что скоро президентские выборы. И запад, конечно, хочет, чтобы пришел прозападный человек – изменить вектор. Нам нужно предупреждать угрозы – проектно. Нужно, чтобы люди поняли, что сегодня сидят  в кафе, а послезавтра они на улицу просто не смогут выйти, потому что будут стрелять, там труппы будут лежать. Это очень быстро происходит, моментально. Как в Турции произошло, сегодня все спокойно – завтра переворот, куча народу полегло. Или переворот в Ливии, Сирии. Люди должны это осознать, соответственно ценить то, что есть. Так скажем, Атамбаев не совершил рывок, как он обещал, но есть стабильность. Нет того, что в том же Казахстане происходит при том, что там жесткая власть. А очень одиозных политиков, рвущихся во власть нужно нейтрализовать,  а Атамбаев со своей группой он оборонительную позицию занял. При этом у него там и внутри не все благополучно, группы влияния разные движение создают. И они могут побежать с корабля. В Кыргызстане много денег не надо, чтобы что-то сделать. И теперь на все внешние и внутренние угрозы, нужно реагировать бдительно. Нам нужно дезавуировать эти проекты, все мы в разработке находимся, все мы игровые фигуры внутри этих больших мегапроектов, а мы должны выйти в проектный режим, и самими стать проектировщиками, чтобы на равных с ними играть.

Беседовала Наталья Крек

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии  

0 #1 maksat 15.08.2016 05:52
какой умница Марс! Правильно анализирует и оценивает верно.
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Притча о бедности и богатстве
Однажды, очень богатый человек взял своего сына в поездку по…
Кто и Как управляет Кыргызстаном?
В энергетическом секторе Кыргызстана много лет – с тех самых…
Новые скворечники в парке Бишкека
16/04/2018 В минувший субботний весенний день школьники из Октябрьского района…
Жээнбеков предложил Маслякову провести летний кубок КВН в Кыргызстане
30/11/2017 Президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков 29 ноября встретился в Москве…

ОБФ Help The Children-SKD